Снижение размера по коммерческому кредиту

СОДЕРЖАНИЕ
0
6 просмотров
28 января 2019

Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 29 декабря 2014 г. N Ф08-10109/14 по делу N А32-14981/2014 (ключевые темы: проценты за пользование коммерческим кредитом — условия договора — злоупотребление правом — свобода договора — основной долг)

Резолютивная часть постановления объявлена 24 декабря 2014 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 29 декабря 2014 года.

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа в составе председательствующего Рогальского С.В., судей Кухаря В.Ф. и Савенко Л.И., при участии в судебном заседании от истца — общества с ограниченной ответственностью «Деметра» (ИНН 2349029950, ОГРН 1082349000238) — Стрельникова Р.Г. (доверенность от 23.04.2014), от ответчика — общества с ограниченной ответственностью «Зерновая компания «Новопетровская»» (ИНН 2349031389, ОГРН 1092349000215) — Кузнецова А.С. (доверенность от 18.11.2014), рассмотрев кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Деметра» на решение Арбитражного суда Краснодарского края от 20.06.2014 (судья Ермолова Н.А.) и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.08.2014 (судьи Галов В.В., Ломидзе О.Г., Попов А.А.) по делу N А32-14981/2014 установил следующее.

ООО «Деметра» (далее — общество) обратилось в арбитражный суд с иском к ООО «ЗК «Новопетровская»» (далее — компания) о взыскании 5 262 050 рублей 40 копеек процентов за пользование коммерческим кредитом с 11.11.2013 по 03.06.2014 по договору обработки посевов от 15.03.2013 (уточненные требования).

Решением от 20.06.2014, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда от 28.08.2014, иск удовлетворен частично в размере 445 761 рубля 76 копеек. Суды с учетом имевшего место взыскания с общества в пользу компании за предыдущий период 3 669 142 рублей процентов за пользование кредитом при основном долге — 2 632 796 рублей пришли к выводу, что требования, превышающие более чем в 10 раз существовавшую в спорный период максимальную процентную ставку по коммерческим кредитам (30% годовых), являются злоупотреблением правом.

В кассационной жалобе общество просит изменить судебные акты и взыскать плату за коммерческий кредит полностью. Заявитель считает неправомерным применение судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), так как предшественник компании — ООО «Агрофирма «Мерчанское»» — добровольно приняло условие о ставке коммерческого кредита — 1% в день. Суды, указав, что общая сумма процентов почти в 3,5 раза превышает сумму основного долга, не учли, что проценты в размере 8 961 192 рублей рассчитаны от общей суммы долга 4 455 497 рублей, т. е. превышают ее только в 2 раза. По аналогичным делам с участием общества суды не нашли исключительных обстоятельств, свидетельствующих о наличии в действиях общества признаков злоупотребления правом. В постановлении суда кассационной инстанции от 19.05.2014 по делу N А32-1493/2014 изложены примеры исключительных случаев — превышение платы за кредит в 100 и более раз ставки рефинансирования и в несколько десятков раз ставки кредитных организаций, позволяющие уменьшить размер процентов. В настоящем споре такие критерии отсутствуют.

Компания в отзыве на кассационную жалобу просит оставить судебные акты без изменения.

Изучив материалы дела, выслушав представителей сторон, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа считает, что кассационная жалоба не подлежит удовлетворению.

Решением арбитражного суда от 03.03.2014 по делу N А32-41651/2013, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда от 06.06.2014, с компании в пользу общества взыскано 2 632 796 рублей 12 копеек основного долга и 3 669 142 рубля 05 копеек процентов за пользованием коммерческим кредитом за период с 21.05.2013 по 10.11.2013.

Судами по названному делу установлено, что 15.03.2013 общество (исполнитель) и ООО «Агрофирма «Мерчанское»» (заказчик) заключили договор N 15/3 на обработку посевов, оказание комплексных услуг по организации, выполнению и координации агрохимических работ. Договором предусмотрена оплата за выполнение исполнителем работы из расчета 180 рублей за 1 га при условии 40% предоплаты по каждому виду обработки и предварительная стоимость — 1 440 тыс. рублей. Окончательный расчет — в течение 30 дней после каждого вида выполненных работ. Согласно пункту 3.9 договора отсрочка оплаты предоставляется на условиях коммерческого кредита с начислением 1% от общей стоимости работ за каждый день пользования им. Проценты по коммерческому кредиту начисляются с момента оказания услуг, указанных в актах приема-передачи либо в полетных заданиях и до момента полного исполнения обязательств по настоящему договору. Стороны указали, что проценты за пользование коммерческим кредитом не являются мерой ответственности, требование их уплаты является правом, а не обязанностью исполнителя.

В акте приема-передачи от 15.10.2013 N 32 стороны согласовали площадь обработки и новую стоимость — 290 рублей /га.

Судами по делу N А32-41651/2013 установлен размер основного долга заказчика — 2 632 796 рублей 12 копеек и процентов за пользование коммерческим кредитом с 21.05.2013 по 10.11.2013 — 3 699 142 рубля 05 копеек. Данные суммы взысканы с компании как правопреемника ООО «Агрофирма «Мерчанское»».

По настоящему делу истец начислил 5 262 050 рублей 40 копеек процентов за пользование коммерческим кредитом за следующий период (с 11.11.2013 по 03.06.2014) на ту же сумму основного долга — 2 632 796 рублей 12 копеек, в связи с чем судебные инстанции правильно определили ее соотношение с общей суммой процентов, рассчитанной по двум делам.

В соответствии со статьей 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами.

По общему правилу снижение судом размера процентов за пользование коммерческим кредитом, определенного условиями заключенного сторонами договора, не допускается, поскольку это будет противоречить принципу свободы договора.

Вместе с тем принцип свободы договора не является безграничным и, сочетаясь с принципом добросовестного поведения участников гражданских правоотношений, не исключает оценку разумности и справедливости условий договора, на что указали судебные инстанции.

Статья 10 ГК РФ, определяя пределы осуществления гражданских прав, устанавливает, что их осуществление не допускается исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом). Суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления может отказать лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично.

Условие договора от 15.03.2013 N 15/3 о том, что требование уплаты процентов за пользование коммерческим кредитом является правом, а не обязанностью исполнителя, позволяло заказчику, рассчитывать на разумное и добросовестное осуществление исполнителем своего права.

Соответствующие указания содержатся в пунктах 8 — 10 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.03.2014 N 16 «О свободе договора и ее пределах».

В постановлении указано, что в случаях, когда будет доказано, что сторона злоупотребляет своим правом, вытекающим из условия договора, либо злоупотребляет своим правом, основанным на императивной норме, суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает этой стороне в защите принадлежащего ей права полностью или частично либо применяет иные меры, предусмотренные законом. При рассмотрении споров, возникающих из договоров, включая те, исполнение которых связано с осуществлением всеми его сторонами предпринимательской деятельности, судам следует принимать во внимание следующее. В тех случаях, когда будет установлено, что при заключении договора, проект которого был предложен одной из сторон и содержал в себе условия, являющиеся явно обременительными для ее контрагента и существенным образом нарушающие баланс интересов сторон (несправедливые договорные условия), а контрагент был поставлен в положение, затрудняющее согласование иного содержания отдельных условий договора (то есть оказался слабой стороной договора), суд вправе применить к такому договору положения о договорах присоединения, изменив или расторгнув соответствующий договор по требованию такого контрагента. В то же время, поскольку согласно пункту 4 статьи 1 ГК РФ никто не вправе извлекать преимущество из своего недобросовестного поведения, слабая сторона договора вправе заявить о недопустимости применения несправедливых договорных условий на основании статьи 10 ГК РФ. При рассмотрении споров о защите от несправедливых договорных условий суд должен оценивать спорные условия в совокупности со всеми условиями договора и с учетом всех обстоятельств дела. Вместе с тем при оценке того, являются ли условия договора явно обременительными и нарушают ли существенным образом баланс интересов сторон, судам следует иметь в виду, что сторона вправе в обоснование своих возражений, в частности, представлять доказательства того, что данный договор, содержащий условия, создающие для нее существенные преимущества, был заключен на этих условиях в связи с наличием другого договора (договоров), где содержатся условия, создающие, наоборот, существенные преимущества для другой стороны (хотя бы это и не было прямо упомянуто ни в одном из этих договоров), поэтому нарушение баланса интересов сторон на самом деле отсутствует.

Из приобщенных к материалам настоящего дела судебных актов по другим делам следует, что обществом «Деметра» и другими контрагентами заключались аналогичные договоры, также содержащие условие о плате за пользование коммерческим кредитом в размере 1% в день, что составляет 365% годовых против 8,5% годовых по ставке рефинансирования и значительно превышает существующие максимальные ставки по коммерческим кредитам. Данное обстоятельство свидетельствует о том, что проект договора, содержащий указанные условия, исходит от общества.

Компания в отзыве на иск заявила о несправедливости договорных условий, нарушении баланса интересов сторон, выраженном в том, что устанавливаемая договором ответственность общества за нарушение договора значительно ниже ответственности заказчика, и о недопустимости применения этих условий, ссылаясь на статью 10 ГК РФ.

Судебные инстанции мотивированно признали договорные условия несправедливыми и обременительными для контрагента, оценив все обстоятельства дела в совокупности. Применение указанных условий при взыскании платы за кредит за последующий период приобрело характер явной обременительности, что с учетом погашения основного долга позволяло отказать истцу в защите части принадлежащего ему права. При этом истец не представил доказательств существования иных правоотношений с ответчиком или его предшественником, условия которых создавали бы для контрагента существенные преимущества, компенсирующие обременительные условия спорного договора и восстанавливающие баланс интересов сторон.

Оценка конкретных обстоятельств дела в силу статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации относится к полномочиям судов первой и апелляционной инстанций. Несогласие стороны спора с оценкой обстоятельств не может служить основанием для отмены или изменения судебных актов судом кассационной инстанции.

Руководствуясь статьями 284, 286 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа

решение Арбитражного суда Краснодарского края от 20.06.2014 и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.08.2014 по делу N А32-14981/2014 оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Проценты по коммерческому кредиту можно взыскать наряду с договорной неустойкой

Покупатель нарушил сроки оплаты поставленного товара. Исходя из условий договора, в таком случае поставщик мог требовать уплаты и процентов за пользование коммерческим кредитом, и неустойки.
Суд решил, что одновременное взыскание указанных сумм правомерно. Проценты по коммерческому кредиту — это плата за пользование деньгами, в то время как договорная неустойка — мера ответственности.
Ранее суды неоднократно применяли аналогичный подход. Однако в судебной практике встречается и иная позиция.
Документ: Постановление АС Северо-Западного округа от 01.07.2016 по делу N А56-57311/2015

Закрытое акционерное общество «М» (далее — ЗАО «М», истец), обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Т», (далее — ООО «Т», ответчик), о взыскании 463 755 руб. 33 коп. неустойки и 1 093 689 руб. 38 коп. процентов по коммерческому кредиту по договору поставки от 30.12.2013 N 68/14/О.

Решением суда первой инстанции от 26.11.2015, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции от 25.02.2016, исковые требования удовлетворены.

В кассационной жалобе ООО «Т», ссылаясь на несоответствие выводов судов обстоятельствам дела и неправильное применение ими норм материального и процессуального права, просит отменить обжалуемые судебные акты и отказать в иске. По мнению подателя жалобы, в материалах дела отсутствуют доказательства предоставления ответчику коммерческого кредита. ООО «Т» допустило просрочку платежа, что является основанием для начисления неустойки по пункту 5.3 договора и исключает возможность взыскания процентов по коммерческому кредиту.

В отзыве на кассационную жалобу ЗАО «М», считая обжалуемые судебные акты законными и обоснованными, просит оставить их без изменения.

ООО «Т», надлежащим образом извещенное о времени и месте судебного заседания, своих представителей в суд кассационной инстанции не направило, что в соответствии с частью 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) не является препятствием для рассмотрения жалобы в его отсутствие.

В судебном заседании представитель ЗАО «М» просил отказать в удовлетворении жалобы.

Законность обжалуемых судебных актов проверена в кассационном порядке.

Как следует из материалов дела, между истцом (поставщик) и ответчиком (покупатель) 30.12.2013 заключен договор поставки N 68/14/О, согласно пункту 1.1 которого поставщик обязуется поставлять покупателю теплоизоляционные изделия и другую продукцию, а покупатель обязуется принимать и оплачивать эту продукцию.

В соответствии с пунктом 2.5 договора покупатель оплачивает поставщику продукцию одним из следующих способов:
— производит предварительную оплату продукции в размере 100% (пункт 2.5.1 договора);
— оплачивает продукцию в рассрочку в течение 30 календарных дней с даты поставки (пункт 2.5.2 договора);

В силу пункта 2.5.3 договора поставщик может предоставить покупателю коммерческий кредит по оплате поставленной, но не оплаченной продукции в сумме до 1 500 000 руб. Поставщик вправе потребовать уплаты процентов на сумму, соответствующую цене партии продукции, с 31-го дня передачи партии продукции до дня оплаты в размере 0,1% от цены продукции за каждый день. В этом случае проценты взимаются как плата за коммерческий кредит.

Во исполнение обязательств по договору истец поставил в адрес ответчика товар на общую сумму 23 419 178 руб. 47 коп.

Оплата поставленной продукции произведена ответчиком с нарушением установленных договором сроков.
В связи с изложенным ЗАО «М» обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании с ООО «Т» 463 755 руб. 33 коп. неустойки и 1 093 689 руб. 38 коп. процентов по коммерческому кредиту по договору.

Суды, установив факты поставки товара, его несвоевременной оплаты, а также пользования покупателем коммерческим кредитом, удовлетворили иск в полном объеме.

В соответствии с частью 1 статьи 286 АПК РФ арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом.

В кассационной жалобе ООО «Т» оспаривает выводы судов о взыскании с него процентов по коммерческому кредиту.

Как следует из условий заключенного сторонами договора, продукция может быть оплачена покупателем двумя способами: посредством перечисления 100% предварительной оплаты, либо путем предоставления рассрочки на 30 календарных дней с даты поставки (пункты 2.5.1 и 2.5.2 договора).

При этом поставщик может предоставить коммерческий кредит по оплате поставленной, но не оплаченной продукции в сумме до 1 500 000 руб., и в этом случае с 31-го дня передачи партии продукции до дня оплаты будут начисляться проценты по коммерческому кредиту в размере 0,1% от цены продукции за каждый день (пункт 2.5.3 договора).

В силу статьи 823 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ, Кодекс) договорами, исполнение которых связано с передачей в собственность другой стороне денежных сумм или других вещей, определяемых родовыми признаками, может предусматриваться предоставление кредита, в том числе в виде аванса, предварительной оплаты, отсрочки и рассрочки оплаты товаров, работ или услуг (коммерческий кредит), если иное не установлено законом. К коммерческому кредиту применяются правила главы 42 Кодекса о займе.

Если иное не предусмотрено законом или договором займа, заимодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором (пункт 1 статьи 809 ГК РФ).

Согласно пункту 12 постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 08.10.1998 N 13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами» проценты, взимаемые за пользование коммерческим кредитом, являются платой за пользование денежными средствами.

В силу пункта 4 того же постановления при разрешении споров суд должен определить, требует ли истец уплаты процентов за пользование денежными средствами, предоставленными в качестве займа или коммерческого кредита, либо существо требования составляет применение ответственности за неисполнение или просрочку исполнения денежного обязательства (статья 395 ГК РФ).

Удовлетворяя исковые требования в части взыскания платы за пользование коммерческим кредитом, суды, истолковав условия договора поставки по правилам статьи 431 ГК РФ, руководствуясь положениями статей 307, 395, 809 и 823 Кодекса, пришли к выводу о том, что в случае неуплаты стоимости товара в согласованный срок неоплаченная сумма считается предоставленной на условиях коммерческого кредита, за пользование которым подлежат начислению проценты в размере 0,1% за каждый день пользования кредитом.

Судами установлено и материалами дела подтверждается, что товар по товарным накладным был поставлен продавцом и принят покупателем (том дела 2). Факты поставки товара и не исполнения обязанности по его оплате в соответствии с условиями договора покупатель при рассмотрении дела в судах первой и апелляционной инстанций не оспаривал.

В соответствии со статьей 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора.

Оценив имеющиеся в материалах дела доказательства по правилам статьи 71 АПК РФ в их совокупности и взаимосвязи, суды пришли к правильному выводу о том, что предусмотренное соглашением сторон одновременное начисление на сумму задолженности процентов по коммерческому кредиту и взыскание неустойки за просрочку исполнения обязательства не противоречит положениям гражданского законодательства. Включение подобного условия в договор, предусматривающий отсрочку платежа, является обычной деловой практикой. В момент заключения спорного договора покупатель знал обо всех условиях сделки, включая условие о ставке коммерческого кредита.

Суд кассационной инстанции не находит оснований для иной оценки условий договора, касающихся предоставления коммерческого кредита.

Доводы подателя жалобы о необходимости заключения сторонами дополнительного соглашения о предоставлении коммерческого кредита отклоняются судом кассационной инстанции как противоречащие условиям заключенного сторонами договора и буквального содержания статьи 823 Кодекса.

Исходя из изложенного, суды первой и апелляционной инстанций пришли к правильному выводу, что с покупателя могут взыскиваться как проценты за пользование коммерческим кредитом (статья 809 ГК РФ) в виде платы за пользование денежными средствами, так и договорная неустойка (статья 330 Кодекса), являющаяся мерой гражданско-правовой ответственности за просрочку исполнения денежного обязательства перед кредитором.

Довод подателя кассационной жалобы о том, что одновременное начисление процентов по коммерческому кредиту и неустойки образует двойную ответственность, подлежит отклонению. По своей правовой природе проценты по коммерческому кредиту, в отличие от неустойки, не являются мерой ответственности, а потому могут взыскиваться вместе с неустойкой за один и тот же период.

С учетом изложенного суд кассационной инстанции считает обоснованным удовлетворение требования о взыскании 1 093 689 руб. 38 коп. процентов за пользование коммерческим кредитом.

Несогласие подателя жалобы с произведенной судами оценкой фактических обстоятельств дела не свидетельствует о неправильном применении норм материального и процессуального права и не может быть положено в обоснование отмены обжалуемых решения и постановления.

Кассационная инстанция считает, что при рассмотрении дела судами полно и всесторонне исследованы имеющиеся в материалах дела доказательства, правильно применены нормы материального и процессуального права, поэтому оснований для отмены обжалуемых решения и постановления и удовлетворения кассационной жалобы не имеется.

В интересах кредитора: какие проценты за просрочку не уменьшит суд

Есть мнение, что задерживать оплату в бизнесе «выгодно»: если кредитор пойдет в суд, там могут снизить пени заметно ниже ставок по банковскому кредиту. Сделать это позволяет ст. 333 ГК, которая предписывает урезать неустойку «в случае ее несоразмерности нарушению». Должники почти всегда убеждают ее применить, и суд часто идет навстречу. Но у кредитора есть другой способ взыскать гарантированную сумму процентов, которую суд не сможет снизить. Его правомерность подтвердил на днях Верховный суд.

ВС разъяснил, как взыскивать неустойку за опоздание с оплатой, если товар продается с отсрочкой на условиях коммерческого кредита. Такое условие в договоре позволяет продавцу получить с виновного покупателя одновременно два вида выплат: проценты за пользование коммерческим кредитом и договорные пени за просрочку. Это нельзя считать двойной ответственностью за одно и то же нарушение, сочла экономколлегия. Хотя деньги за пользование кредитом уплачиваются за период просрочки, они не являются наказанием за нее, гласит определение ВС по делу № А12-50782/2016.

Раньше суды нередко отказывали во взыскании процентов за пользование коммерческим кредитом, теперь позиции сведены к единообразию, радуется Станислав Петров из «Инфралекса». По его словам, в руках кредитора оказался «сильнейший механизм защиты прав» в случае просрочки оплаты. Сумма «кредитных» процентов гарантированная, объясняет юрист: суд не вправе ее уменьшить по ст. 333 ГК в отличие от неустойки [из-за несоразмерности нарушению – «Право.ru»].

«В руках кредитора оказался сильнейший механизм защиты прав в случае просрочки оплаты. Он получит гарантированную сумму, которую суд не может уменьшить по ст. 333 ГК».

Чтобы воспользоваться такой возможностью, по смыслу определения ВС, в договоре нужно четко указать, что отсрочка имеет режим коммерческого кредита (а еще лучше прямо указать на начисление процентов по коммерческому кредиту), предупреждает директор юридического института «М-Логос», профессор ВШЭ Артем Карапетов. При этом процент по коммерческому кредиту может быть установлен «на достаточно высоком уровне», например, как в обсуждаемом деле – более 180% годовых. По подсчетам Карапетова, в сумме с договорной неустойкой это дало примерно 212% годовых, но экономколлегия не посчитала это злоупотреблением.

Читайте о других делах СКЭС:

Такую значительную сумму процентов придется выплатить предпринимателю Павлу Игнатюку, который на два месяца задержал 55 089 руб. оплаты за металлоконструкции. На случай такой просрочки договор предусматривал уплату пеней 0,5% в день и процентов за пользование коммерческим кредитом, тоже 0,5% в день. Арбитражный суд Волгоградской области взыскал с Игнатюка в пользу кредитора «ЛэндБанка» обе суммы, но урезал пени до 13 325 руб. из-за несоразмерности нарушению (ст. 333 ГК). В апелляции такое решение устояло, но АС Поволжского округа отказал во взыскании процентов за пользование коммерческим кредитом. Поскольку сумма начисляется только в случае опоздания с оплатой, ее следует считать санкцией для покупателя, а не платой за пользование деньгами, объяснила кассационная коллегия под председательством Татьяны Федоровой.

Ее постановление и отменил Верховный суд. Он сослался на ст. 823 ГК, которая позволяет сторонам установить в договоре условие о коммерческом кредите. Это как раз тот случай, поэтому у кассации не было повода отказывать в его взыскании, отметила «тройка» ВС под председательством Олега Шилохвоста. С этим согласен Сергей Голофтеев из «Делькредере». Стороны могут согласовать в своем договоре, что проценты по коммерческому кредиту начисляются после просрочки оплаты. Но, по словам адвоката, это условие никак не изменяет природу коммерческого кредита, который по общему правилу уплачивается независимо от нарушения обязательства.

Источники: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/40569791/, http://mozart-legal.ru/protsentyi-po-kommercheskomu-kreditu-mozhno-vzyiskat-naryadu-s-dogovornoy-neustoykoy/, http://pravo.ru/review/view/146883/

Комментировать
0
6 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно