Начисление процентов по кредиту умер

СОДЕРЖАНИЕ
0
16 просмотров
28 января 2019

Прекращает ли смерть заемщика начисление процентов

Друзья, расскажу я вам о большой. несправедливости. Нет, ЛОВУШКЕ.
Капкане, предусмотренном законодательно.
Сейчас любой человек, берущий кредит, автоматом попадает в этот капкан.
А об этом не знают даже профессиональные юристы.
И я прошу максимального перепоста. Об этой подлости вам НИКОГДА не расскажут в банке. Но банк отберет себе всё, нажитое непосильным трудом. И сделает это ЗАКОННО.
Как правило, об этой ловушке узнают родственники того, кто брал кредит, после его скоропостижной смерти.
Существует широко распространенное мнение, что начисление процентов на взятый кредит останавливается со смертью должника.
Основной долг и проценты, начисленные на кредит ко дню смерти — с этим родственники не спорят. И так было предусмотрено законодательно до 2012 года.
Однако, с 2012 СМЕРТЬ ДОЛЖНИКА НЕ ОСТАНАВЛИВАЕТ НАЧИСЛЕНИЕ ПРОЦЕНТОВ ПО КРЕДИТУ.
Скажу больше — это не останавливает и начисление штрафов, пеней и неустоек по уплате кредита.
Все средства умершего человека блокируются на основании закона на 6 месяцев.
А вот начисление процентов, пеней и штрафов, также на основании закона, продолжается.
Родственников умершего государство связывает по рукам и ногам на 6 месяцев. Они не имеют никакого права распорядиться деньгами умершего, даже для погашения его же долга.
И в это же время, они могут смотреть, как уверенно растет долг умершего по кредиту.
И всё это — законно!
У родственников нет ни единого шанса остановить увеличение долгов покойного.
6 месяцев им запрещено приближаться к имуществу умершего, и 6 месяцев спокойно и уверенно банки наращивают долги умершего перед собой.
Единственное, что доступно родственникам спустя 6 месяцев — это в судебном порядке добиться уменьшения неустоек. Это те, которые по 1% в день начисляют на сумму кредита и процентов по нему. И то, уменьшить до ставки рефинансирования. Это будет крутой юридической победой. Но проценты на кредит, начисленные за 6 месяцев блокировки имущества умершего, штрафы и пени в размере ставки рефинансирования — платить придется.
Представьте себе. нет, вы представьте. Пока еще живы, и можете самостоятельно принять решение.
6 месяцев дается родственникам на то, чтобы определиться с кругом наследников.
Близкие умершего даже не знают, сколько людей будет претендовать на имущество. Наследники не знают ни размера долгов, ни размера активов. Они не знают вообще ничего. Бывает и так, в случае внезапной смерти. Для наследников возможность распоряжаться имуществом наступает только спустя 6 месяцев со дня смерти человека. И это определено законодательно. Здесь наследники ничего не могут сделать.
А вот для банков, с точки зрения долгов по кредиту, возможность наследников распоряжаться имуществом наступает со дня смерти. Только для банков и их кредитных договоров. Еще наследников нет, а долги уже шагнули по наследству. И растут каждый день.
Наследники не могут сделать распоряжение, чтобы деньги умершего на его счетах ушли в погашение долга. НЕ МОГУТ! И в это же время банки законно начисляют проценты на кредит. На счетах умершего в одном банке лежат деньги. На дебетовом и кредитном счете. На дебетовом они заморожены на 6 месяцев. На кредитном — каждый день растет долг. И наследники не могут сделать ни-че-го! Кроме как наблюдать ежедневное увеличение долгов.
Всё это — законно, легально, без шансов оспорить это в суде.
Хороший капкан?
Предусмотренный законодательно. Наступает автоматом, как только вы взяли кредит.
Единственный выход, который хором предлагают все юристы — отказаться от наследства.
Вот наживал-наживал человек непосильным трудом. Взял кредит. Не успел погасить. Умер.
За полгода ему накрутили хорошее увеличение долгов. А потом ведь ему судиться надо. Чтобы сбить размер начисленного долга. За это время долги еще растут. Они будут расти по день вступления решения суда в законную силу. А на это могут уйти годы.
Какой отточенный механизм!
Законодатели не оставили ни единого шанса уйти из этой ловушки.
В неё можно только не попасть.
А если попал — то да, вырваться можно только путем лишения всего имущества.
Взял кредит. Скончался. Банк накрутил долг. По-человечески, это несправедливо. Если наследникам блокируют действия с имуществом на 6 месяцев, эти же действия должны быть заблокированы и для банков.
А вот нет.
Наследники сидят и смотрят, как стоимость долгов по кредиту приближается к стоимости имущества. И ничего они сделать не могут!
Им законодательно связали руки и ноги, и сделали жертвой банка. Да-да, жертвой. Они не брали кредит. Но они лишатся имущества родителей из-за такого положения закона.
Банк, будучи законодательно поставлен в привилегированное положение перед остальными наследниками, увеличит свой долг за счет прописанных процентов. И законно отберет все имущество.
Сначала технически, без реального ущерба, увеличит сумму долга за счет процентов.
Вы вдумайтесь — реального долга перед банком нет. Есть его виртуальное увеличение. И это происходит каждый день(!), пока люди, потерявшие близкого человека, решают свои скорбные вопросы.
И каждый день этот виртуальный долг растет. А потом банк обращает этот раздутый виртуальный долг на имущество умершего.
Всё по закону.
Законы надо было до кредита читать. А теперь — всё легально.
Должник по кредиту, и его семья становится жертвой кредитной организации.
И всё имущество умершего «уплывает» в доход банка.
Надо ли говорить, что за время, когда наследники ничего не могут сделать, размер процентов сильно вырастает? И то, что было кредитом на потребление, приближается по стоимости к автомобилю или квартире.
И то, что нажито непосильным трудом умершего, спокойно уходит банку. Хотя размер реального долга перед ним намного меньше стоимости отошедшего по долгам.

Я прошу, чтобы об этом рассказали всем.

Может быть, это спасет чью-то судьбу. И кто-то не продаст будущее своего Рода в обмен на грошовое потребление.

P.S. Люди прочитали и отказались верить. Вот источник — нормативный акт.

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. N 9 г. Москва «О судебной практике по делам о наследовании», п. 61 ч. 2: «Поскольку смерть должника не влечет прекращения обязательств по заключенному им договору, наследник, принявший наследство, становится должником и несет обязанности по их исполнению со дня открытия наследства (например, в случае, если наследодателем был заключен кредитный договор, обязанности по возврату денежной суммы, полученной наследодателем, и уплате процентов на нее)».

День открытия наследства — это день смерти.

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 20 июня 2017 г. N 5-КГ17-79 Дело о признании обязательств по кредитному договору исполненными подлежит направлению на новое апелляционное рассмотрение, поскольку обязательства по уплате процентов за пользование денежными средствами входят в состав наследства, они продолжают начисляться и после открытия наследства, а проценты, являющиеся мерой ответственности за неисполнение денежного обязательства, не начисляются за время, необходимое для принятия наследства

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Асташова С.В.,

судей Гетман Е.С., Киселёва А.П.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Мишинёва И.И., Мишинёвой А.В. к акционерному обществу «Банк Русский Стандарт» о признании обязательств по кредитному договору исполненными по кассационной жалобе акционерного общества «Банк Русский Стандарт» на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 6 июля 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Асташова С.В., выслушав представителей АО «Банк Русский Стандарт» Ручкову Н.Ю., Парамзину Е.Ф., выступающих по доверенностям и поддержавших доводы кассационной жалобы, Мишинёву А.В., Мишинёва И.И., их представителя по доверенности Прокопович С.В., возражавших против удовлетворения жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Мишинёв И.И., Мишинёва А.В. — сын и супруга умершего 19 января 2015 г. Мишинёва И.Н. — обратились в суд с иском к АО «Банк Русский Стандарт» о признании обязательств по кредитному договору исполненными, взыскании компенсации морального вреда в размере 50 000 руб. и расходов на оплату юридических услуг в размере 22 000 руб.

В обоснование требований указали, что 28 июля 2014 г. между Мишинёвым И.Н. и АО «Банк Русский Стандарт» заключён договор потребительского кредита на сумму 120 000 руб. После смерти отца Мишинёв И.И. направил ответчику письменное уведомление о смерти заёмщика, а также заявление о приостановлении начисления процентов и исполнения обязательств по договору потребительского кредита до вступления наследников в наследство.

Впоследствии Мишинёв И.И. оплатил основной долг в размере 96 500 руб., однако полагает незаконными действия банка по начислению процентов по договору потребительского кредита в размере 11 491 руб. 04 коп.

Решением Измайловского районного суда города Москвы от 4 февраля 2016 г. в удовлетворении исковых требований Мишинёву И.И., Мишинёвой А.В. отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 6 июля 2016 г. решение суда в части отказа в удовлетворении исковых требований о признании договора потребительского кредита исполненным и взыскании расходов на представителя отменено, в отменённой части принято новое решение, которым признан исполненным договор потребительского кредита от 28 июля 2014 г., заключённый между Мишинёвым И.Н. и АО «Банк Русский Стандарт», с АО «Банк Русский Стандарт» в пользу Мишинёва И.И. взысканы расходы на оплату услуг представителя в размере 22 000 руб.

В кассационной жалобе АО «Банк Русский Стандарт» содержится просьба об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 6 июля 2016 г.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Асташова С.В. от 10 мая 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в жалобе, и возражения на неё, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются предусмотренные статьёй 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основания для отмены в кассационном порядке апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 6 июля 2016 г.

В соответствии со статьёй 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что такие нарушения были допущены при рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанции.

Судом установлено и из материалов дела следует, что 28 июля 2014 г. между Мишинёвым И.Н. и АО «Банк Русский Стандарт» заключён договор потребительского кредита на сумму 120 000 руб. с процентной ставкой 36% годовых.

Мишинёв И.Н. умер 19 января 2015 г.

30 апреля 2015 г. на счёт, открытый в соответствии с договором потребительского кредита, Мишинёвым И.И. внесено 96 500 руб. в счёт погашения основного долга.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что АО «Банк Русский Стандарт» был вправе осуществлять начисление процентов по кредиту до полного его погашения.

Отменяя решение суда первой инстанции и частично удовлетворяя исковые требования, судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда, сославшись на разъяснения, содержащиеся в пункте 61 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. N 9 «О судебной практике по делам о наследовании», указала, что начисление процентов по кредиту после смерти должника и до принятия наследниками наследства является незаконным, а поскольку основной долг по кредитному договору наследниками Мишинёва И.Н. погашен, то обязательства по договору являются исполненными.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что выводы суда апелляционной инстанции сделаны с существенным нарушением норм материального права.

Согласно статье 418 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательство прекращается смертью должника, если исполнение не может быть произведено без личного участия должника либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью должника.

В силу положений статьи 1112 данного Кодекса в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.

Из приведённых правовых норм следует, что обязательства, возникшие из кредитного договора, смертью должника не прекращаются и входят в состав наследства.

Как разъяснено в пункте 61 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. N 9 «О судебной практике по делам о наследовании», поскольку смерть должника не влечёт прекращения обязательств по заключённому им договору, наследник, принявший наследство, становится должником и несёт обязанности по их исполнению со дня открытия наследства (например, в случае, если наследодателем был заключён кредитный договор, обязанности по возврату денежной суммы, полученной наследодателем, и уплате процентов на неё). Проценты, подлежащие уплате в соответствии со статьёй 395 Гражданского кодекса Российской Федерации, взимаются за неисполнение денежного обязательства наследодателем по день открытия наследства, а после открытия наследства за неисполнение денежного обязательства наследником, по смыслу пункта 1 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации, — по истечении времени, необходимого для принятия наследства (приобретения выморочного имущества). Размер задолженности, подлежащей взысканию с наследника, определяется на время вынесения решения суда.

Вместе с тем, установив факт злоупотребления правом, например, в случае намеренного без уважительных причин длительного непредъявления кредитором, осведомлённым о смерти наследодателя, требований об исполнении обязательств, вытекающих из заключённого им кредитного договора, к наследникам, которым не было известно о его заключении, суд согласно пункту 2 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации отказывает кредитору во взыскании указанных выше процентов за весь период со дня открытия наследства, поскольку наследники не должны отвечать за неблагоприятные последствия, наступившие вследствие недобросовестных действий со стороны кредитора.

Согласно пункту 4 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 8 октября 1998 г. N 13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами» проценты, предусмотренные пунктом 1 статьи 395 Кодекса, по своей правовой природе отличаются от процентов, подлежащих уплате за пользование денежными средствами, предоставленными по договору займа (статья 809 Гражданского кодекса Российской Федерации), кредитному договору (статья 819 Гражданского кодекса Российской Федерации) либо в качестве коммерческого кредита (статья 823 Гражданского кодекса Российской Федерации). Поэтому при разрешении споров о взыскании процентов годовых суд должен определить, требует ли истец уплаты процентов за пользование денежными средствами, предоставленными в качестве займа или коммерческого кредита, либо существо требования составляет применение ответственности за неисполнение или просрочку исполнения денежного обязательства (статья 395 Гражданского кодекса Российской Федерации).

По смыслу указанных разъяснений, обязательства по уплате процентов за пользование денежными средствами входят в состав наследства, данные проценты продолжают начисляться и после открытия наследства, а проценты, предусмотренные статьёй 395 Гражданского кодекса Российской Федерации, являющиеся мерой ответственности за неисполнение денежного обязательства, не начисляются за время, необходимое для принятия наследства.

В нарушение приведённых норм материального права и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации судом апелляционной инстанции сделан прямо противоположный вывод о том, что наследником не подлежат уплате проценты за пользование кредитом.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что судом апелляционной инстанции допущены существенные нарушения норм материального права, повлёкшие вынесение незаконного судебного постановления, вследствие чего апелляционное определение судебной коллегии Московского городского суда от 6 июля 2016 г. подлежит отмене с направлением дела на рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Возражения на кассационную жалобу о неправильном начислении процентов и об ошибке в расчёте долга не могут служить основанием для оставления в силе незаконного постановления суда апелляционной инстанции и подлежат исследованию при новом апелляционном рассмотрении дела.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 6 июля 2016 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Начисление процентов по кредиту умер

Нужно ли платить проценты наследнику?

Верховный суд РФ в определении № 5-КГ17-79 сделал серьезное разъяснение: проценты за пользование суммой займа в отличии от процентов за просрочку исполнения денежного обязательства подлежат уплате наследниками заемщика с момента открытия наследства. Данное определение вошло в Обзор судебной практики Верховного суда РФ № 2 (2018), сообщает сайт ведомства.

Рассмотрение данного дело началось после иска в суд от сына и супруги умершего заемщика. Они посчитали, что банк неправомерно начислил им проценты за кредит умершего (он был погашен наследниками) после того, как они направила кредитору письменное уведомление о смерти заемщика, а также заявление о приостановлении начисления процентов и исполнения обязательств по договору потребительского кредита до вступления наследников в наследство.

Апелляция решила: проценты начислены незаконно

Суд первой инстанции в иске отказал. Апелляция посчитала, что начисление процентов по кредиту после смерти должника и до принятия наследниками наследства является незаконным, а поскольку основной долг по кредитному договору наследниками погашен, то обязательства по договору являются исполненными.

Кредитные обязательства со смертью должника не прекращаются

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации данное решение отманила, сославшись на то, что согласно ст. 418 ГК РФ обязательство прекращается смертью должника, если исполнение не может быть произведено без личного участия должника либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью должника. В связи с этим, высшая судебная инстанция отметила, что обязательства, возникшие из кредитного договора, смертью должника не прекращаются и входят в состав наследства.

Верховный суд обратил внимание на то, что проценты, подлежащие уплате в соответствии со ст. 395 ГК РФ, взимаются за неисполнение денежного обязательства наследодателем по день открытия наследства, а после открытия наследства за неисполнение денежного обязательства наследником, по смыслу п. 1 ст. 401 ГК РФ, – по истечении времени, необходимого для принятия наследства (приобретения выморочного имущества). Размер задолженности, подлежащей взысканию с наследника, определяется на время вынесения решения суда.

Что требует истец?

Согласно п. 4 совместного постановления Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. № 13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами» проценты, предусмотренные п. 1 ст. 395 Кодекса, по своей правовой природе отличаются от процентов, подлежащих уплате за пользование денежными средствами, предоставленными по договору займа (ст. 809 ГК РФ), кредитному договору (ст. 819 ГК РФ).

Поэтому при разрешении споров о взыскании процентов годовых суд должен определить, требует ли истец уплаты процентов за пользование денежными средствами, предоставленными в качестве займа или коммерческого кредита, либо существо требования составляет применение ответственности за неисполнение или просрочку исполнения денежного обязательства (ст. 395 ГК РФ).

По смыслу указанных разъяснений обязательства по уплате процентов за пользование денежными средствами входят в состав наследства, данные проценты продолжают начисляться и после открытия наследства , а проценты, предусмотренные ст. 395 ГК РФ, являющиеся мерой ответственности за неисполнение денежного обязательства, не начисляются за время, необходимое для принятия наследства.

Верховный суд РФ, сделал вывод о том, что в нарушение приведенных норм материального права и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации судом апелляционной инстанции сделан прямо противоположный вывод о том, что наследником не подлежат уплате проценты за пользование кредитом.

Источники: http://www.proza.ru/2016/03/18/2071, http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/71609934/, http://antiko22.info/vse_novosti/verhovnyj-sud-raz-yasnil-kak-nachislyayutsya-procenty-po-kreditu-umershego-zaemwika/

Комментировать
0
16 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно